Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ghost

Waverley

Картинка была, теперь и текст.
Waverley Cemetery (Сидней) - наверное, самое красивое кладбище в мире. Белый город над морем.


***
Ой как нынче в ночь, за верстой верста,

по глухим местам, по крутым мостам
ходит-бродит божий поверенный:
кто у нас сегодня потерянный?

Походил и встал под балкончиком,
зазвенел дверным колокольчиком,
А над домом в небе плывут челны,
А у дома стены от слёз черны.

И на тот на звон из мансарды вниз
в рубашоночке выбегает мисс,
топ да топ босиком по лестнице,
ровно девять лет и три месяца,
золотые косы, беспечный свет,
где была, там нет.

Дай мне руку, малютка Дороти:
ночевать тебе в белом городе.

Там все люди спят, не шевелятся,
была доченька – станет деревце,
а светить тебе прикажу луне,
а играть с тобой повелю волне,

будет баюшки напевать
будет камушки поливать

богу золотце намывать
Aussie

Ой, флешмобчик

Ой, я вдруг рраз - и ввязалась в флешмоб, но симпатичный, хоть и по старым лекалам. Захотелось, чтобы чего-нибудь спросили, а я на что-нибудь ответила :-) Давно интервью, видать, не давала, аж целых три недели :-)

Кто пожелает быть осаленным вопросами - прошу, салочки ждут!

Итак, вопросы от

Collapse )

ghost

The Journey

.
.
.

.
.
.
.
.

Молчи, молчи, веди меня сквозь тьму...
не доверяя больше никому,
без памяти, без голоса, без слова,
бреду - нема, пуста и ни о чём -
и лишь рука впивается в плечо,
и стонет кровь от страха нутряного.

О, что за тьма! как эта тьма дрожит,
фальшивит, лжёт, рождает миражи
и скалится в усмешке упыриной,
беззвучно и бессмысленно урча,
и ни звезды, ни блика, ни луча,
и чёрный снег – как смертная перина.

Здесь всё ничто. Здесь эхо не живёт.
На мерзлых веках нарастает лёд,
и мысль уже не знает, чем согреться,
но как надежда, как глоток воды,
твой мерный шаг, мой верный поводырь,
ритм задаёт дыханию и сердцу.

А тьма урчит. Она желает зла,
беснуется от твоего тепла,
и, наливаясь выморочной синью,
заманивает в странные места,
в которых беспредельна пустота,
в которых даже Имя не всесильно.

Но там, где тьмой положен твой предел,
где ни богов не встретишь, ни людей –
порог беды, последняя излука –
свершится мой черёд, и мой завет,
и я сама возьму тебя за руку.

И поведу. И выведу на свет.
rich

Migraine

На приеме сегодня полно людей,
Механизм запущен и быть беде,
Не хочу – ни с кем, никогда, нигде,
Но меня никто не спросил.
Madame, enchanté и comment ça va,
Скрипят, вращаются жернова:
Не боли, моя голова,
Гордо себя неси.

Так плывёт по речке утица-мать,
Утюжком наводит на водах гладь,
Потом невзначай обернётся – глядь,
Ни селезня, ни утят.
Крылом успеет всплеснуть едва –
И про неё споёт тетива,
Не боли, моя голова,          
А то ведь укоротят.

У пирожных странный солёный вкус,
В позвонках навязчивый тихий хруст,
Лицедейство – высшее  из искусств:
Давай уже, выходи.
Белый плат, ни шитья, ни шва,
Толпа, не помнящая родства –
Не боли, моя голова,
Минуточку погоди.

Вот оно, движение в штопор, вниз,
Небосвод погас, горизонт провис,
И стальной, шальной, окосевший свист
Обрёл смертоносный вес...
Боли, боли, моя голова,
Моргай, покуда ещё жива,
Покуда не поползла трава
Горлу наперерез.
gale

Предпарадной лентой навеяло

Пусть здесь тоже полежит.

***


А у моей мамашки жопа толстая, муа-ха-ха, и прыщ вскочил, и морщины по всей морде, не то что у Витькиной. Вот та - красавица! Мне бы такую!

А еще ей вчера по морде прилетело на улице, теперь с синяком ходит, так ей и надо, у-лю-лю.

Пуговица вчера на блузке оторвалась, с мясом, а она, уродка гребаная, и не заметила, йес! Йес!

А тут на днях на работе премии выдавали, а ей не дали, ура-ура-ура!

А мужик у нее новый – не мужик, а хуйло какое-то, фупазор.

Не, вы прикиньте, она день рождения собралась праздновать! Дом в говне, ребеночек (я) неухожен, соседи нос воротят, а у нее праздник, видите ли! Ганьба!

Мне, прекрасному, стыдно, что она моя мать.

И прыгают вокруг детки, пальцем показывают. Что ж ты, мама, не так одела, не так спела, не так научила. Ты, прежде чем че-нить праздновать, сначала мужика себе заведи такого, чтобы мне обязательно нравился и сделал распрекрасно прямщаз, а уж потом у нас с тобой будет и сыновняя любовь, и благодарность, и все, что захочешь.

***

А вот те, другие дети, 75 лет назад, у которых уж точно было побольше поводов, чем у нынешних, ненавидеть маминого тогдашнего мужика и то, что он с ней - и с ними - сделал, не закричали, за редкими блядскими исключениями, «так тебе и надо» - а встали и пошли защищать свою непутевую, когда её захотели изнасиловать и убить. Сгорели, но отстояли. И в бой шли с ее именем.

Мужики, они ведь приходят и уходят, а мама – она одна.

Читаю в ленте: эти сволочи «у нас украли праздник». Э-э-э нет, ребятки: у кого этот день в памяти выжжен, по живому выжжен, как личный номер у концлагерных, у того никакой Путин, никакая упоротая показуха и никакие малолетки, размахивающие георгиевской лентой без должного понимания, праздник не украдут. Это украсть можно только у того, у кого этого никогда не было. Такой вот парадокс получается.

Поэтому завтра мы, здесь, на краю света, будем отмечать. Поедем автопробегом по Сиднею, с флагами и лентами. Возложим венки к военному мемориалу. Поздравим местных ветеранов, как сумеем. А потом возьмем гитары и поедем домой к одному хорошему, очень пожилому человеку петь военные песни и читать стихи - до полуночи, сколько хватит сил.

Потому что завтра у нашей общей мамы – большой праздник. Со слезами на глазах. Это уж как водится. У нас других не бывает.


Aussie

Из нового - старому

Итак, за двадцать минут до и через 7 часов после.

Уходи, год. Уходи с миром. Ты сделал много зла: раскидал, разметал, разрушил, рассорил. Лично меня провел по малым кругам ада: отрыв от всего, что было дорого, "и вот ввели в семью чужую", в язык чужой, под чужие небеса. Все, что нажито непосильным трудом - заново, с чистого листа, "до основанья, а затем". И непонятки: почему же, черт возьми, это случается опять и опять? Чего вы там от нас хотите?

Наверное, хотят, чтобы мы, как ребенок с кубиками, все-таки достроили башню. Не косую, не кривую, а такую, какую надо, чтоб стояла. А если не получается, если строитель накосячил - нафиг ее, как в этом году, и будьте добры строить заново.


Есть только одно, за что я этому году благодарна безмерно: персональное отделение агнцев от козлищ, друзей просто так от друзей навсегда, тех, кто в команде, от тех, кто за бортом. Тех, кто будет строить большую башню из кубиков вместе со мной, от тех, кто настроен только ломать.

Малые башни мы все строим сами. Новый год, я очень постараюсь.

Давайте выпьем, что ли. Я вас люблю.
gale

О национальной гордости великороссов и прочая, и прочая...

Многабукаф, ибо наболело.

В лентах появились многочисленные фотографии похорон погибших в Голландии. Хорошо провожают, по-человечески, все государство в почетном карауле. И все бы путем, если бы эти фотографии не сопровождались стенаниями нашей прессы: вот они как своих уважают, не то что у нас - у нас человеческой жизни цена копейка и всем пофиг на погибших, скажем, в московском метро. И припевом: ой, стыдно, стыдно быть русским (нет бы голландским, что ж так родители не угодили, пичалька)... Мордой их, свиней, в грязь, мордой, чтобы осознали свое убожество.

По этому поводу хочется сказать следующее: пока наши прекраснодушные общечеловеки будут выступать с таких вот позиций, все так и будет. Человек, живущий в Голландии, ну или, скажем, Израиле, или Австралии, никогда не скажет: мне стыдно быть австралийцем (голландцем, израильтянином). Даже учитывая, что мировому сообществу есть что предъявить той же Австралии за права человека и прочих аборигенов, если бы коллективному сознательному этого самого сообщества вдруг бы зачесалось в эту сторону. Отдельные экземпляры случаются, но они, как нынче говорят, нерукопожатны.

Ведь правильный патриотизм, боление душой за сограждан и прочие европейские ценности, они откуда растут? Человек говорит: я голландец - и осознает себя частью общества. Ему нравится это чувство общности, ему близки люди, живущие с ним в одной стране, потому что они тоже - голландцы, говорят хуй даг, пьют пиво, сажают тюльпаны. И когда погибают граждане этой страны, ему не все равно, потому что - это скорбь и по себе, любимому. Он - плоть от плоти, и когда другая часть плоти умирает, ему тоже больно. Вот на чем стоит государство, а не на границах и международных договорах. И если бы в дни похорон среди голландцев вдруг нашлись товарищи, у которых язык повернулся бы сказать: а не Кэтрин ли Эштон разгуливала от вашего общеевропейского имени по Майдану? так сами и виноваты! - мирные голландцы засунули бы этим товарищам их язык обратно в их непатриотичный тухес, наплевав на друа дель омм и прочие свободы слова.

Что до России, то нам всем хорошо известно - среди интеллигенции у нас уже лет двести с перерывами на обед считается хорошим тоном плакаться про русский народ и мечтать, как было бы хорошо, если бы вся эта забулдыжная и неполиткорректная сволочь куда-нибудь скопом испарилась и заменилась бы сама собой на нарядненьких, чистеньких, законопослушных европейцев. Хочу заметить: процент забулдыжной сволочи во всех странах примерно одинаков. Только вот одному народу с детства прививают гордость за свою страну, а другому - стыд. Поэтому в одной стране несут цветы и развешивают флаги, а в другой говорят - да и хрен с ними. Потому что зачем что-то там развешивать, если умные люди уже столько лет твердят, что за эту страну должно быть стыдно по определению?

Так что, кума, на себя надо оборотиться. Так не бывает, чтобы сначала страна выстроилась сама собой, а потом вдруг у людей появилась гордость. Обычно, как показывает история, бывает наоборот. Во всех книжках по психологии говорится: чтобы чего-либо добиться, нужно сначала поверить в себя и научиться себя уважать. А страны - они как люди. Только большие.
Aussie

Черт бы побрал мировые СМИ...

да и интернет заодно. Интересная у меня информационная ситуация сложилась.

В моей френдленте куча народу из Москвы и ее окрестностей. Половине этого народа стыдно за то, что они русские и за все происходящее - блин, как будто впервые увидели наш парламент в действии: вы что, господа, все спали до сего момента и проснулись и устыдились только сейчас? Другая половина ругает Майдан и по большей части не хочет войны, но Путина поддерживает. Информацию и те и другие получают из разнородных СМИ, верить которым нельзя в принципе - ну реально ни одному: полная ангажированность со всех сторон, анализировать с холодной головой невозможно, не имея прямой достоверной инфы с места событий, которую хрен получишь.

С другой стороны, я читаю западную прессу. Там, конечно, все еще интереснее - антироссийские статьи в стиле холодной войны с комментариями от американцев, англичан и австралийцев, две трети которых почему-то выражают поддержку России, Путину и крымчанам против развязавших очередную революцию западных политиков. Что означает, что западной прессе на самом Западе уже не очень-то верят. Ну и я не буду - соответственно, верить пока нельзя никому, кроме своего собственного чистого разума.

И только один человек в моей ленте постит непосредственно из Севастополя. Но это, как вы понимаете, нерепрезентативная выборка: я его не знаю, он вполне может быть круглым идиотом. И что в таких случаях делать, дорогие россияне?

У меня есть правило: не осуждать и не поддерживать, если я не владею всей информацией. Поэтому митинговать я сейчас не стала бы ни за одну из сторон. Слишком мне помнится собственная радостная поездка на танке в 1991... Полезла бы я сейчас на этот танк? очень вряд ли.

Dixi.