Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

gale

Ночное

Давай гулять по крышам – по ночам,
по черепице снов, пока не рухнем
сквозь потолки в прогорклую печаль,
в гостиные и кухни,

Где, как по маслу, льётся разговор,
тревогу по углам скругляя плавно:
о чём угодно, лишь бы не в упор!
о, лишь бы не о главном!

Пока ещё мы здесь – рука в руке,
два абриса у бога на мольберте;
и дышится, и каждый дождь – к строке,
и каждый снег – к бессмертью.
Kuskovo

Ларкина колыбельная

Из цикла: Ларкины песни (цыганский фольклор)

Как на небе месяц
Звёздочки считает –
Ай, ромалэ, месяц,
Что коней считает.

Как во поле ветер
Травы обнимает –
Ай, ромалэ, ветер,
Крепко обнимает.

Как на свете Яра,
Ой да люба, Яра,
Светлый, словно месяц,
Вольный, словно ветер,
Быстрый, не догонишь.

Девушки смеются:
Где у Яры сердце?
Ищут, не находят.

Выходи-ка, месяц,
Покажи-ка сердце,
Где ты его спрятал?
Сердце моё звёзды
Облаком укрыли -
Ай ему там мягко,
Ай ему там сладко...

Выходи-ка, ветер,
Покажи-ка сердце,
Где ты его спрятал?
Сердце моё в поле
Ковыли ласкают –
Ай ему там мягко,
Ай ему там сладко...

Выходи-ка, Яра,
Покажи-ка сердце,
Где ты его спрятал?
Ищет Яра сердце,
Ищет, не находит,
Говорит: не знаю,
Потерял, наверно.

Где у Яры сердце?
У меня в ладонях –
Ай ему там мягко,
Ай ему там сладко...

Ой, тумэ чаялэ,
Вы не пойте громко,
Шибко не пляшите,
Яру не будите,
Ларку не сердите...
rich

Migraine

На приеме сегодня полно людей,
Механизм запущен и быть беде,
Не хочу – ни с кем, никогда, нигде,
Но меня никто не спросил.
Madame, enchanté и comment ça va,
Скрипят, вращаются жернова:
Не боли, моя голова,
Гордо себя неси.

Так плывёт по речке утица-мать,
Утюжком наводит на водах гладь,
Потом невзначай обернётся – глядь,
Ни селезня, ни утят.
Крылом успеет всплеснуть едва –
И про неё споёт тетива,
Не боли, моя голова,          
А то ведь укоротят.

У пирожных странный солёный вкус,
В позвонках навязчивый тихий хруст,
Лицедейство – высшее  из искусств:
Давай уже, выходи.
Белый плат, ни шитья, ни шва,
Толпа, не помнящая родства –
Не боли, моя голова,
Минуточку погоди.

Вот оно, движение в штопор, вниз,
Небосвод погас, горизонт провис,
И стальной, шальной, окосевший свист
Обрёл смертоносный вес...
Боли, боли, моя голова,
Моргай, покуда ещё жива,
Покуда не поползла трава
Горлу наперерез.
Бали

Волшебное

Эмзар Хабулиани - случайно мелькнула ссылка во френдленте от vakin, и я пропала, влюбилась, потерялась где-то в дальних закоулках прошлого, когда и было и мечталось вот так - в северной стране, на коне, при полной луне, с неведомой сущностью в ладонях, а где-то там, неизвестно где и зачем, за горами, за долами, в городах с венчающими башни остроконечными шпилями, живут люди...

Вроде и ничего особенного, но что-то в них такое, в этих лицах, от чего мне вдруг стало снова двадцать, и мир наполнился волшебным свечением.

Спасибо, художник.

60-vi

34-vi
gale

Impression

***







А комната была светлым-светла…
Как будто жизнь, непрожитая нами,
Весенним витражом в ажурной раме
Возникла вместо пыльного стекла;

А между побелённым потолком
И редкими решётками оконца
Беспечный луч полуденного солнца
Скользил небесным лёгким челноком,

Такую ткань узорную творя
Из воздуха, как патока, густого,
Что нить судьбы вплелась в её основу,
И каждое несказанное слово
Впаялось в память каплей янтаря.
gale

Место встречи изменить нельзя - Виндзор, мэм!

А я-то все думаю, что меня потянуло в Виндзор? Совершенно туда не собиралась, и другие поездки наметила, а вот поди ж ты: решила, что устала и набегалась, и посему поеду куда-нибудь поближе.

А дело в том, что несколькими днями ранее меня в портретной галерее разочаровали - моего любимого портрета (Ричарда III ) в экспозиции не было. На консервации, говорят. Ну и ушла я оттуда огорченная - все ж не каждый день бываешь в Лондоне и имеешь шанс пообщаться с любимым историческим персонажем, можно сказать, вживую.

А в Виндзоре захожу я в королевские покои, в приемную - и вижу, двое артизанов (я ж говорю, там ремонт) что-то со стены тянут. И как только они это что-то на пол опустили - тут-то меня пот и прошиб. Ричард III, он самый. Они как раз затеяли портреты перевешивать. Причем, этого портрета существует чуть ли не 50 версий, но такой интересной я еще не видела. Я, ессно, к артизанам подскочила - ну как такой случай пропустить - мозги им как могла заболтала: пустите, говорю, раз уж все равно сняли, хоть поближе посмотреть, я, можно сказать, из-за него в Виндзор приехала. Пустили и дали пообщаться вдоволь, благо экскурсанты волшебным образом оттуда все как испарились.

Неудивительно, что вокруг него столько легенд - из всех портретов той эпохи один Ричард как живой, остальные - манекены. 

P.S. А в интернете репродукции именно виндзорской версии портрета нет - везде только та, что в галерее. О как.
gale

Портрет неизвестного в Лувре


Его глаза - подземные озера,
Покинутые царские чертоги;
Отмечен знаком высшего позора,
Он никогда не говорит о боге...

Ну и так далее. Так вот: вспоминала я тут намедни Гумилева и своё в девичестве им увлечение (ну как же без этого, Николай Степанович знает способ, как соблазнять романтических девиц и из-за гробовой доски) - и вспомнился также жгучий интерес: что ж это за портрет такой в Лувре, глянуть бы, ну хоть глазком...

Так вот он какой, оказывается! Я представляла несколько иначе, но период именно тот, который напрашивался, и - похож!




Я вообще испытываю слабость к ранневозрожденческим портретам. Еще в школьные годы, как увидела портрет - кстати, тоже "Портрет неизвестного мужчины" кисти Франческо Франчо - в музее на Волхонке, так и простояла перед ним полчаса, как вкопанная. Есть в них что-то безумно притягательное, в этих гуманистах с усталыми глазами. 

Остаток стихотворения - для непамятливых.


Collapse )