?

Log in

Политические новости у нас нынче интересные: то хочется, панимаэшь, зевать со скуки, а то ржать в голос. Так это я так и в цирке могу.

Поэтому возвращаемся к старому проверенному рецепту: котики, селфи, кулинария. А именно – страшное и ужасное «Птичье молоко», к которому я боялась приступать несколько лет, содрогаясь при словах «агар-агар» и «ГОСТ». Да и нафига, спрашивается, искуственно плодить торты, если любая продавщица в кулинарии вам их продаст сколько угодно?

P1200818.JPG             

Но это если вы в Москве, дорогие мои. Удаленность от кулинарии ресторана «Прага» в размере 14 тыщ километров сделала свое черное дело, и я таки решила потратить день на изготовление ностальгической сладости.

И знаете что? оказалось, что это один из самых легких и эффектных тортов, которые я когда-либо делала. Замах на копейку, результат на рубль – при наличии того самого агар-агара, стационарного миксера и ручного миксера вы уложитесь часа в полтора, причем час – это на выпечку бисквитной основы и ее охлаждение перед заливкой торта.

Итак, с земным поклоном Ирине Чадеевой ака Чадейке за ГОСТовый рецепт и технологию, но и с изменениями (как же без них-то, непорядок, креатифф в карман не спрячешь) - в рецепте по ГОСТу слишком много сахара и масла, мне захотелось облегчить, несмотря на вопли мастеров, что без полкило сахара не получицца: врут мастера, все прекрасно получается. Кому нужен ГОСТовый хардкорный вариант – гуглите chadeyka и Птичье молоко. А я делаю вот так – делала уже раз пять, без проколов и с одним возрастающим удивлением – до чего же просто. Слов будет много, но это для того, чтобы вы себе представили процесс, и вам не пришлось задавать мне дополнительные вопросы на 300 комментариев, как в ЖЖ у Чадейки: вам их читать не надо, я их прочла сама и сделала все необходимые выводы, которые сэкономят вам массу времени и нервов.

А именно:Collapse )

Гендерно-мартовское


Помните Алису Бруновну, с этой её непередаваемой интонацией разнежившейся в солнечных лучах кошки:

Проспала-а!

Я, правда, не то что бы… проспала, но на трудовые будни опоздала – влетела в кабинет к начальству, шлейфуя по этажу редко выгуливаемой шанелью; в черном, совершенно не рабочем обтягивающем платье с уютно угнездившейся в декольте аметистовой эдвардианской подвеской и, предваряя вопрос, томно произнесла с интонациями незабвенной Людмилы Прокофьевны:

Не-ет, поезд не опозда-ал. Я сама опозда-ала...

И, окончательно обнаглев от временного, и от этого особенно внятного ощущения довольства жизнью: знаешь, Люси, если мужчине вдруг ни с того ни с сего стукнет устроить тебе идеальное утро в этот… как его… женский день, с драгоценностями, чаем в постель и прочим прилагающимся, ему ни в коем случае нельзя мешать, и смотреть на часы тоже нельзя, некошерно. Так что прости, но мне ни капельки не стыдно. И вообще.

Ни в коем случае! - радостно возгласило моё понятливое начальство – ни в коем случае нельзя мешать! Чёрт побери, ну почему только русским такое счастье? в международный, прошу заметить, женский день! Дай подвесочку помацать!

Идеального утра, заботливых мужчин и понятливого начальства всем нам!

О Есенине

Положу старый текст из ФБ - пусть здесь тоже полежит.


Среди сетевых интеллектуалов в эти дни считается хорошим тоном походя эдак заявить:

А я не люблю Есенина.

Если честно, я не вижу смысла в таких заявлениях, особенно в памятные даты. Не нравится - промолчи; нравится - помяни. Делов-то.

Но вот кажется мне почему-то, что, за редкими исключениями личной литературной идиосинкразии (случается, а как же, я вот Брюсова не выношу, кушать люблю, а так нет), "не любят Есенина" те, у кого в голове застрял этакий школьно-лубочный, кудрявый и синеглазый гармонист на фоне рябин и берёзок; Сельский час какой-то в трех томах, а не поэт.

Интеллектуалу тут не порезвиться. Отговорила роща золотая, у порога в дёжке квас, чую радуницу божью, хмельному от радости пересуду нет, белая берёза под моим окном. Детский сад, в зубах оскомина, фу. Ну еще Москву кабацкую любят повспоминать: от фолка до шансона один шаг. Не наше.

Мы ведь уже выросли, нам бы чего поострее.

Каюсь: когда-то я любила Есенина безрассудно и безоглядно, по-детски, как в наши дни девачки любят рок-кумиров: с придыханием. Заболела я им, как обычно заболевают, воздушно-капельным путем - забрела от любопытства на Ваганьково, а там, на могиле Есенина, полубезумный старик читал стихи. Истово, страстно, часами. Я встала как вкопанная, да так и простояла, в каком-то смысле - года три.

Ну оно ведь девичье очень, нежное все такое, сиреневое - и страдательное, как же без этого. Даже "паршивую суку", "синие брызги" и "морду" я ему прощала - ну неща-астненький же. Это святое.

Сорокоуст же и прочие имажинистские выверты я запоминала, но пропускала мимо ушей. Черным человеком восхищалась, не понимая: чувствуешь мощь, а что там за ней - черт его знает, омуты, омуты, мутная, взрослая, ледяная тьма, не разглядишь.

Догнало оно меня уже позднее. И только тогда я поняла, как это надо читать.

И только тогда я увидела - в росте, в линейном развитии, в мощном всплеске сумасшедшего таланта - какой невероятный путь поэта был пройден этим запойным мальчиком, от той самой хрестоматийной белой березы, с красивостями как положено, до хрестоматийного же красногривого жеребенка - которого не получится понять и принять, пока не проорёшь весь Сорокоуст в чистом поле, чтобы голос сломался на вот этом нежнейшем "милый, милый, смешной дуралей..." - и не узнаешь в этом жеребёнке - себя.

И только с высоты возраста и женского, черт бы его побрал, опыта, видишь разницу между ранней, гладковатой и молодцеватой удалой есенинской песней, и до дрожи простыми, угасающими, ласковыми, потому что без ласки по содранной коже - больно, строками поздней лирики:

Голубая кофта, синие глаза:
Никакой я правды милой не сказал.

Милая спросила - крутит ли метель,
Затопить бы печку, застелить постель...

С днем рождения, Сергей Александрович - пусть вам сладко спится там, на Ваганькове. Что до грехов, коих не счесть, так тот старик со стихами - он отмолит.

Текст написан для конкурса русской поэзии Австралии "На дальних берегах" - вообще-то мне в Утконосии что-то не очень пишется, а если и пишется, то не о местном житье-бытье: какое-то оно...гм... непоэтическое совсем. Но на слово "конкурс" я отзываюсь, как старый конь на боевую трубу. Вот и сейчас - отозвалась, и даже выиграла - точнее, попала в лауреаты: победителей в уставе конкурса не прописано.
http://www.unification.com.au/articles/read/3051/

Только не путайте, пожалуйста, лирическую героиню со мной - я здесь помирать не собираюсь, только если мне кирпич завтра на голову не упадет.

                                                                                   В попугайном пестром гаме, с вискарем и калачом
                                                                                   Буду жить я вверх ногами и не думать ни о чём.
                                                                                                                                                               А. Городницкий

Как по мутному по горю, по зеленой по тоске,
Уплыву я к синю морю на дюралевой доске.
За бортом оставлю беды, память выброшу в моря -
Уж уеду, так уеду: отдавайте якоря.

Рубану сплеча по детству, по непрожитой себе,
Окаянному наследству, неприкаянной судьбе,
Над ошметками поплачу, раны чёрные прижгу,
И пойду ловить удачу на далёком берегу.

Огляжусь, офигевая – здравствуй, мачеха моя,
Заграница золотая, неродимые края;
Ходят строем, аты-баты, кого хочешь выбирай –
Три коалы, два вомбата и зеленый попугай.

Не до жиру, быть бы миру, быть бы дому да деньгам –
Сотворю себе кумира, брошу мир к его ногам;
Чтобы хлеб всегда был с маслом, чтобы кофе с молоком,
Солнце красно, небо ясно, и не думать ни о ком.

Пронесу земное бремя, посажу свой райский сад,
Прыгнет время, клюнет в темя – и привет тебе, вомбат.
Для чего все это было, чьи дела, кого вина,
Приюти меня, могила, объясни мне, нахрена...

**

Тишина. Земля сухая. Мама. Бабушка. Прости.
Я лежу, не выдыхая, пятачок зажав в горсти.
Души в небо улетают, сверху гаснут голоса,
И березка прорастает через ребра в небеса.





Мой Бродский

16 лет – ну, понятное дело.

Пилигримы, ты поскачешь во мраке по бескрайним холодным холмам, в тот вечер возле нашего огня увидели мы черного коня, а письма сожги как мост, и – обещанием продолжения любви – мертвецы стоят в обнимку с особняками и запах водки, хвои и трески, мандаринов, корицы и яблок. Обещание сбылось, последние останутся на всю жизнь, остальное пройдёт, как проходит лето.

А студенточкой-университеточкой как весело и бодро было декламировать: входят мысли о грядущем, в гимнастёрках цвета хаки, вносят атомную бомбу с баллистическим зарядом, трым-ты-тым, какой шикарный стёб...

Сейчас уже не так весело.

Потом, после двадцати уже, ударило под дых, по-женски:

Она лежала в ванной, ощущая всей кожей облупившееся дно, и пустота, благоухая мылом...

В двадцать три я рожала дочь и, наплевав на техники дыхания, которым меня особо никто и не учил, инстинктивно понимая, что просто нужно ритмизовать процесс и привести пространство вокруг в нужное состояние, в перерывах между схватками бормотала, как заклинание:

Скоро тринадцать лет, как соловей из клетки вырвался и улетел... все острова похожи друг на друга, когда так долго странствуешь, и мозг уже сбивается, считая волны, глаз, засоренный горизонтом, плачет... как хорошо, что не плывут суда, как хорошо, что замерзает море, как хорошо, что птицы в облаках субтильны для столь тягостных телес...

И боль отступала. А один мой знакомый, услышав эту историю, сказал: теперь я понимаю про тебя всё, что мне нужно про тебя понимать.

Post Aetatem Nostram – это любовь на всю жизнь, стрела в яблочко, а потом еще, чтобы расщепить надвое, и так пока не кончится цикл. Непонятно с каким молоком всосанное тысячелетнее жаркое дыхание Средиземноморья, струна, туго натянутая между древними ними и нынешними нами.

Когда мой муж, сам наполовину грек, закончил роман о другом неприкаянном греке-эмигранте, естественно, с трагическим концом, куда ж без этого,  я, зная только канву повествования, сказала – поставь эпиграфом Бродского. Вот это:

Но в миг, когда уже одной ногой стоял в другой державе, он обнаружил то, что упустил:
Оборотившись, он увидел море...

Но как, воскликнул мой офонаревший муж, откуда? как? ты же не читала? и это же надо быть греком...

Нет, говорю, это надо быть Бродским. Я это море до сих пор вижу.

О, Таласса! И плевать, что в моем случае это не совсем море.

И только сейчас, когда уже не шапка, лысина горит, и опыт, чёрт бы его побрал, и есть с чем попрощаться, и другие, более сложные ритмы управляют моим движением, я начинаю понимать то, что бездумно повторяла раньше, и любить то, к чему раньше не могла и приступиться.

Силы, жившие в теле, ушли на трение тени о сухие колосья дикого ячменя; узнаю этот ветер, налетающий на траву, под него ложащуюся, точно под татарву; ты ожил, снилось мне, и уехал

в Австралию.

И многое другое. И мне радостно сознавать, что это закончится только вместе со мной.

Спасибо. С днем рождения.
Пусть здесь тоже полежит.

***


А у моей мамашки жопа толстая, муа-ха-ха, и прыщ вскочил, и морщины по всей морде, не то что у Витькиной. Вот та - красавица! Мне бы такую!

А еще ей вчера по морде прилетело на улице, теперь с синяком ходит, так ей и надо, у-лю-лю.

Пуговица вчера на блузке оторвалась, с мясом, а она, уродка гребаная, и не заметила, йес! Йес!

А тут на днях на работе премии выдавали, а ей не дали, ура-ура-ура!

А мужик у нее новый – не мужик, а хуйло какое-то, фупазор.

Не, вы прикиньте, она день рождения собралась праздновать! Дом в говне, ребеночек (я) неухожен, соседи нос воротят, а у нее праздник, видите ли! Ганьба!

Мне, прекрасному, стыдно, что она моя мать.

И прыгают вокруг детки, пальцем показывают. Что ж ты, мама, не так одела, не так спела, не так научила. Ты, прежде чем че-нить праздновать, сначала мужика себе заведи такого, чтобы мне обязательно нравился и сделал распрекрасно прямщаз, а уж потом у нас с тобой будет и сыновняя любовь, и благодарность, и все, что захочешь.

***

А вот те, другие дети, 75 лет назад, у которых уж точно было побольше поводов, чем у нынешних, ненавидеть маминого тогдашнего мужика и то, что он с ней - и с ними - сделал, не закричали, за редкими блядскими исключениями, «так тебе и надо» - а встали и пошли защищать свою непутевую, когда её захотели изнасиловать и убить. Сгорели, но отстояли. И в бой шли с ее именем.

Мужики, они ведь приходят и уходят, а мама – она одна.

Читаю в ленте: эти сволочи «у нас украли праздник». Э-э-э нет, ребятки: у кого этот день в памяти выжжен, по живому выжжен, как личный номер у концлагерных, у того никакой Путин, никакая упоротая показуха и никакие малолетки, размахивающие георгиевской лентой без должного понимания, праздник не украдут. Это украсть можно только у того, у кого этого никогда не было. Такой вот парадокс получается.

Поэтому завтра мы, здесь, на краю света, будем отмечать. Поедем автопробегом по Сиднею, с флагами и лентами. Возложим венки к военному мемориалу. Поздравим местных ветеранов, как сумеем. А потом возьмем гитары и поедем домой к одному хорошему, очень пожилому человеку петь военные песни и читать стихи - до полуночи, сколько хватит сил.

Потому что завтра у нашей общей мамы – большой праздник. Со слезами на глазах. Это уж как водится. У нас других не бывает.


Господа!

Я здесь сейчас бываю редко, совсем переехала на ФБ (https://www.facebook.com/galina.lazareva.750), но вот хочу попросить выделить пару минут на поддержку русских в Австралии :-) Люди бог знает где, в Перте, обустроили прекрасную русскую школу, сделали отличный сайт, работают сверхурочно, чтобы не дать русскому огоньку погаснуть - и, чтобы они получили немножко признания и денег, надо проголосовать за их сайт. Жаль, я узнала поздно - остался всего один день! Поможем? ссылка внизу.

Сделайте милость, не пожалейте пары кликов на доброе дело.

Ну и последняя попытка:) Сегодня голосование за наш сайт будет закрыто!

Дорогие друзья!
Большое спасибо тем, кто проголосовал за наш сайт (http://www.warussianschool.com.au/) и тем, кто еще проголосует.
Сделать это можно перейдя по ссылке:http://narod.konkrus.com/ru/index.php?category=4
!!!Обратите, пожалуйста, внимание, что нажатием кнопки "ГОЛОСОВАТЬ" все не заканчивается. После этого Вам придет на почту письмо- ПОДТВЕРЖДЕНИЕ, перейдя по ссылке которого, Вы сможете подарить нам очень важный голос.
Мы очень старались, делая этот сайт для всех Вас, а теперь Казахстан нас обходит:(

Profile

Aussie
tzitzitlini
tzitzitlini

Latest Month

April 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow